Поиск

Форма входа

Опросы

Оцените мой сайт
Всего ответов: 8

Архив записей

  • Лянинская средняя общеобразовательная
    школа
  • Гавриленко Любовь Александровна
  • Создать сайт






  • Понедельник, 21.10.2019, 13:10                                           
    Приветствую Вас Гость | RSS
    Историко-краеведческий музей «Связующая нить во времени»
    Главная | Регистрация | Вход
    Винниченко В.П.


    Страница 1 2  3
     
         На войне самый главный начальник для солдата – сержант. Они были, как правило, постарше, с опытом. Ротный командир стоял намного выше, а до комбата было далеко, как до Бога. Мне посчастливилось видеть Жукова, Рокоссовского, Баграмяна.
         Немцы были серьезным противником. Воевали жестоко, грамотно. Да и к войне были подготовлены лучше нас. Одеты, обуты, кормили их строго по часам: в 12 -00 у них обед, хоть ты что! Как-то мне с ребятами пришлось заночевать в немецком блиндаже – с нашим не сравнить. Умели фашисты окружить себя удобствами. В первые два года войны они здорово превосходили нас по качеству и количеству техники.
         Наше оружие зачастую было устаревшего образца. Например, пулемет «максим» с водяным охлаждением, 40 кг. весом, или неудобнодлинное противотанковое ружье; винтовка Мосина, принятая на вооружение еще в конце прошлого века: после каждого выстрела её приходилось перезаряжать.            Радиостанция, которую я всегда носил за плечами, представляла собой деревянный ящик весом около 20 кг.; да лопата – без нее нельзя, сразу убьют если не окопаешься, да автомат, да патроны к нему; противогаз… Сам я весил тогда 46 кг.
         На войне мы научились получать удовольствие от мелочей – от горячей еды, или что портянки новые у старшины выпросил. Ну и само собой, что под смертью побывал и живым вернулся. Радовались, когда получали весточку из родного дома.
         В бане за всю войну удалось помыться один раз. Перед наступлением поставили огромную походную палатку, в центре – печь, пол устлали еловыми ветками. Всю одежду сдали на санобработку. Моемся час, другой. В чем дело, может про нас забыли? Оказалось, что одежда сгорела в пепел – так ее прожарили! Потом со склада привезли все новое.
         Однажды попытались с товарищами искупаться. День был жаркий; разделись, зашли в воду. Неожиданно в небе появилась «рама» - немецкий самолет - разведчик. Вреда от него никакого, покружился и исчез. А потом снова появился и забросал гранатами. Прятались, кто куда.
         Конечно, многого на фронте боялись. Смерти . Плена. Взводный в атаку поднимает – страх! Но умели и могли свой страх и панику пересилить. Становишься, как каменный: ни одной лишней мысли, а только «выполнить, выжить». Трусы и паникеры погибали первыми.
         Награды? Главная для меня награда в том, что живой остался. Дважды был контужен, ранен, дважды «топился»-в Днепре и Балтийском море… 18 января 1944 года во время боя у деревни Заминрынье награда спасла меня от смерти. В тот день группа наших разведчиков пошла за «языком». Унтер попался многознающий, но достался он дорогой ценой – погибли четверо ребят. Мне повезло – пуля прошла вскользь  по груди, пробила партийный билет, согнула орден Славы, но не смогла убить».
    О друзьях
         «Фронтовые дороги… Жестокие бои… Боевые друзья – товарищи, которым не довелось познать радость победы, заменить военное оружие на трудовое. Навеки они остались в памяти у нас, фронтовиков, напоминают о себе и тревожат, как старые раны.
         Был и у меня в те суровые годы человек, ставший близким другом, соратником по борьбе. Вместе с ним было пройдено много километров нелегкого военного пути. Человек, светлую память о котором храню, как самое дорогое – Дмитрий Иванович Пшеничников, уроженец Томской области. На фронт он попал с первых дней войны. Находясь в обороне, в совершенстве изучил отечественное и трофейное оружие. В числе наиболее достойных бойцов был взят в разведку. Дмитрий Пшеничников шел на самые рискованные операции. Однажды он с двумя товарищами сумел взять в плен важного немецкого офицера, добыл ценные сведения, за что и был награжден медалью «За отвагу».
         Энергичного и бесстрашного бойца вскоре избрали комсоргом роты, и он с честью нес это поручение: готовил неопытных новичков, передавал им накопленные знания.
         Погиб Митя геройски. 4января 1944 года полк начал ликвидацию вражеского плацдарма на левом берегу Днепра. В тылу наших войск оказались два фашистских пулемета, которые свинцовым дождем буквально косили солдат, шедших в наступление. Вызвались уничтожить вражеские гнезда бойцы Пшеничников и Стребков. Рискуя жизнью, они подобрались к огневой точке. Цель была близка, но в этот момент Митю настигла пуля, не стало боевого сержанта. И все-таки огонь был прекращен: боец Стребков успел бросить связку гранат. Пулеметы умолкли, плацдарм был взят.
         Сейчас на том месте мирно зеленеет трава, растут деревья. Но о жестоком бое напоминает братская могила, в которой среди других 25 солдат и офицеров похоронен Д.И.Пшеничников».
         Через всю свою жизнь пронес Василий Петрович дружбу с другим боевым товарищем – Михаилом Ивановичем Лопатиным (фронтовое прозвище – Миня). М.И.Лопатин был родом из Красноярска, вместе они обслуживали одну рацию. В ноябре 1943 года начальник политотдела дивизии Смирнов в перерыве между боями вручил им партийные билеты… Они тонули на переправах, взрывались, горели, пробираясь в охваченных пожарами лесах, хоронили своих товарищей. По черной  земле, пробитой воронками от снарядов, сквозь  гарь и дым пепелищ шли к победе. «Связь – это глаза и уши армии, - любит повторять Василий Петрович, - связист и радист всегда впереди ».

         После войны они не теряли друг друга из вида, писали  письма в  надежде увидеться. Прошло сорок лет. В 1985 году  в Москве состоялась встреча ветеранов 17-ой стрелковой дивизии. Василий Петрович стал ее участником. Накануне он очень волновался: сможет ли узнать своего друга?

        Он вышел из поезда на перроне Киевского вокзала, и когда люди немного разошлись, увидел седого человека, опиравшегося на костыль. Мужчина

    стоял и плакал. Его боевой товарищ Минька, Михаил Иванович Лопатин.

                  Трагично сложилась судьба друга детства Василия Петровича – Распопа Александра Максимовича. Герой – танкист сумел уничтожить 4 фашистских танка, но и сам трижды горел, был сильно изувечен и потому не захотел возвратиться в свои родные места…

    Возвращение

              После окончания  военных действий 17-ая стрелковая дивизия некоторое время продолжала оставаться в Кенигсберге. Наиболее отличившихся солдат и офицеров стали готовить к учению в Московском Параде победы, который должен был стать настоящим триумфом для армии и страны.

    Василий Петрович, не жалея сил, напряженно готовился на кенигсбергском плацу.  Это давалось ему нелегко: нестерпимая боль в шее не позволяла выполнять необходимые движения.  К огромному своему    разочарованию вместо парада он оказался в госпитале.

    Но судьба подарила Василию Петровичу другую возможность. 2 июля 1945 года Винниченко присутствовал в составе делегации от 48-ой армии на торжественном заседании в Минске по случаю годовщины освобождения города. Заседание проходило в окружном Доме Красной Армии имени К. Ворошилова. Из Кенигсберга в Минск бойцов доставили на самолетах.                              

    «На сцене театра, залитой электрическим светом, - писала на следующий день газета «Звезда»,- два герба Белоруской ССР, украшенные живыми цветами. Между ними на высоком пьедестале в лучах  восходящего солнца возвышается бюст товарища Сталина…». Перед делегатами выступили члены правительства Белоруссии. Они рассказали о страшных потерях и разрушениях в республике и благодарили воинов за освобождение родной земли. В честь дорогих гостей был подготовлен праздничный концерт и дан банкет. Минск по- прежнему лежал в руинах: по городу не ходили трамваи, правительственное здание освещалось с помощью движка, но белорусский народ сделал всё, чтобы воины – освободители почувствовали благодарность и заботу.

    Василий Петрович с большой теплотой вспоминает площадь, усыпанную живыми цветами, прекрасные лица белорусских девушек, детей, бросающих букеты на проезжающие автомашины.

    Служба подходила к концу. В апреле 1947 года Винниченко и его земляк, командир отделения связи Алексей Мицевич, выехали из Казани. Поезд шел на Восток, в родную Сибирь. Не беда, что ехать пришлось в товарном вагоне – за войну и не к такому успели привыкнуть! Впереди дом, горячо любимые, близкие люди – эта мысль согревала и давала силы.

    Одна беда - вид у Алексея совсем не геройский: на ногах «убитые» ботинки с обмотками. Обидно Победителю возвращаться домой без сапог! Друзья решили ситуацию исправить. На станции Татарская поезд остановился. Василий Петрович взялся сбегать на местный вещевой  рынок и обменять Алёшины ботинки на сапоги. Разутый Алексей в это время поджидал товарища, сидя на крыльце магазина.

              Всё получилось, как задумали: одноногий инвалид повертел «товар» в руках и заверив, что его сапоги подходящие по размеру, передал их Василию Петровичу. Счастливый, что сумел выручить друга, он полетел к магазину. Но вот беда – сапоги оказались совсем малыми. До отхода поезда оставалось немного времени. Снова на рынок, успеть разменяться! Однако «одноногий» как сквозь землю провалился. Выручил такой же фронтовик, как и они сами: разыскал обманщика и заставил вернуть злополучные ботинки. Всё не босиком домой возвращаться…

    Проводник предупредил, что в Багане остановки не будет, и посоветовал прыгать с поезда на ходу за мостом, где  состав пойдёт медленнее. Так и поступили. На ветру просушили намокшую в реке одежду и пешком, по весенней распутице, пошли до села Тычкино. Прошло столько лет, а Василий Петрович не может спокойно рассказывать про пожилую женщину в поношенной одежде, встретившую их за селом. Она ждала  каждый день своего сына, всем проходящим солдатам задавала один и тот же вопрос: «Моего сыночка вы не встречали, не видели?», а потом вела к себе домой и угощала вареной картошкой. Больше у неё ничего не было.

    В деревню Лепокурово, к родному дому Алексея, он пришли к вечеру. Мать не смогла выйти за порог, чтобы встретить сына: тяжелобольная, она лежала на деревянной лавке. Радостное волнение отняло её последние силы. К утру она умерла.

    В то время существовало специальное постановление, по которому местные Советы обязывались предоставлять демобилизованным солдатам транспорт до следующего населенного пункта. Отец Алёши пошел в контору, чтобы спросить про подводу для Василия. Подводу дали. Но до чего же худой, облезлой и слабой оказалась лошадь! Она еле переставляла ноги. Василий Петрович поблагодарил за услугу и отказался, пошёл пешком до села Немки.

    Предсовета И.В.Выборнов встретил его на крыльце, обрадовался: «Земляк, живой! Мужики сейчас в деревне во–как нужны! Конечно, транспортом мы тебя обеспечим, доедешь до дома». Измученная тяжелой работой, ссохшаяся от голода баба в клетчатом платке вывела быка, запряженного в телегу. А у него  бока запали, ребра торчат, вся шея в струпьях. Кое-как  выехали за околицу. «Спасибо тебе, мать, езжай домой. Я теперь дойду сам».

    И уже нигде не останавливаясь, напрямую, он пошел к родному селу, Барлакуль. Солдат  слишком долго не был дома и поэтому очень спешил. Василий Петрович поднялся на гриву и увидел: в поле дети и женщины пашут землю, а навстречу ему бегут, торопятся, мать и отец.

     Земляки

                 Из госпиталя в свою часть В. Винниченко  возвращался пешком по размытой дороге, с пустым вещмешком за плечами. В попутном ему направлении шли  «полуторки» с боеприпасами, но ни одна из них не остановилась, чтобы подвезти солдата,  это запрещалось приказом. Приходилось надеяться  только на себя. Вдоль дороги стояли указатели  «старшина Павлов», «старшина Ишутин»- для того чтобы бойцы, отставшие от своих частей, знали, куда идти.

                  Младший сержант Винниченко заметил обогнавший  его «виллис»- легковой автомобиль фронтового начальства. Неожиданно «виллис» притормозил, и его окликнули по имени. Изумленный Василий Петрович узнал в ординарце генерала Ганжи  своего земляка – Илью Костенко. Они обнялись. Пожилой генерал приказал офицерам, сидящим в машине, подвинуться: «Пусть этот солдат сядет».

                  Винниченко повезло, он доехал почти до места. В дороге выяснилось, что вот уже третьи сутки бойцы его части ведут непрерывные боевые действия, окопавшись в болоте, в сырости, в холоде, без продовольствия. « Ночью пробирайтесь к нам, чем можем – поделимся», - предложил земляк.

           Первый вопрос,  который задали его товарищи: «Ты поесть ничего не принес?». Чувство голода сильнее опасности. Вдвоем, прихватив мешки и сильно рискуя заблудиться в темноте или нарваться на пулю, отправились за продуктами. Добрались до места. Их окликнули. «Мы к Костенко, нас ждут». И, действительно, ждали: накормили хлебом и колбасой, напоили чаем. Но самое главное, что с собой дали 4 булки хлеба и 2 куска сала.  Обратный путь занял много времени, стрельба не прекращалась, да еще немного заплутали. Радость бойцов была двойной: вернулись живыми и с продуктами! Пятнадцать голодных ртов  съели все до крошки.

     

    17-я Бобруйская Краснознаменная стрелковая дивизия

     

    02.07.1941

    сформирована как 17-я Московская стрелковая дивизия народного ополчения (Москорецкого района) [1]

    26.09.1941

    переименована в 17-ю сд

     

    Наименования и награды

    05.07.1944

    присвоено почетное наименование "Бобруйская"

    25.07.1944

    награждена орденом Красного Знамени

     

    Великая Отечественная война

    В действующей армии: 30.07.1941 - 09.05.1945 [1]

     

    Состав

    1-й сп, 2-й сп, 3-й сп, 17-й зсп, 45-мм оад, 76-мм оад, осамрр, сапр, орс, медсанбат, атр [1]

    Состав (с 01.09.1941)

    1312-й сп, 1314-й сп, 1316-й сп, 980-й ап, 129-й лб, 102-й оиптд (с 30.12.1941), 266-я зенбатр (161-й озад) (до 30.03.1943), 477-й минб (с 22.11.1941 по 26.10.1942), 479-я рр, 464-й сапб, 280-й обс (109-й обс, 725-я ии 385-я орс), 88-й (292-й) медсанбат, 115-я орхз, 316-я атр, 271-й пхп, ?-й двл, 924-я ппс, 324-я пкг [1]

     

    Командиры дивизии

    02.07.1941 - 26.09.1941

    полк. Козлов Петр Сергеевич [2]

     

    24.10.1941 - 24.09.1942

    ген.-майор Селезнев Дмитрий Михайлович [2]

     

    25.09.1942 - 14.09.1943

    полк., с 14.02.1943 ген.-майор Рагуля Иван Леонтьевич [2]

     

    15.09.1943 - 06.01.1944

    полк. Романенко Павел Степанович [2]

     

    07.01.1944 - 09.05.1944

    полк. Иванов Виктор Александрович [2]

     

    10.05.1944 - 24.10.1944

    п/полк., с 15.08.1944 полк. Лукин Александр Павлович [2]

     

    25.10.1944 - 20.02.1945

    полк. Гребнев Александр Феоктистович [2]

     

    21.02.1945 - 27.02.1945

    полк. Скачков Петр Иванович [2]

     

    28.02.1945 - 09.05.1945

    полк. Гребнев Александр Феоктистович [2]

     

     

    Боевой путь младшего сержанта, командира радразветки Винниченко В.П.

         Подмосковье, декабрь 1942 года

    Город  Людиново, июль 1943г.

    Река Десна.

    Станция Клетня.

    Станция Сураж.

    Река Проня.

    Река Сожь

    Река Днепр.

    Деревня Корма

    Деревня Заминрынье, 18 января 1944 год,был ранен.

    Город Бобруйск, 28 июня 1944 год.

    Город Осиповичи

    Город Несвеж

    Город Сломин

    Город Свислочь

    Город Брянск.

    Польша:

           Остров Мазовецкий

    Город Нарев

    Город Полтуйск, 1 января 1945 год.

    Город Млава.

    Восточная Пруссия:

     

    Город Вормант (окружение).

    Город Браунсберг.

    Город Толькимит.

    Город Фраунсбург.

    Город Кенигсберг.

    Залив Фришгаф, коса Фришнерунг

    Деревня Боден-Винкель, 9 мая.

    Страница 1 2  3


    Copyright MyCorp © 2019
    Яндекс.Метрика